victor-vos (victor_vos) wrote,
victor-vos
victor_vos

Categories:

Париж как отвлекающий манёвр. Где проходит настоящий фронт Третьей мировой



Серия терактов в Париже резко сместила политическую повестку дня. И вот уже Барак Обама встречается с Владимиром Путиным в рамках саммита G-20, а позже во всеуслышание говорит о конструктивности российской позиции по Сирии. Франсуа Олланд объявляет о фактическом вступлении Франции в войну с Исламским государством на стороне России. А многочисленные СМИ моментально «отстреливают» в публичном пространстве тему нового цивилизационного союза против исламской чумы, который отодвинул на второй план все другие противоречия, в частности Украину.

Это просто праздник какой-то, а не терроризм. Оказывается для того, чтобы решить системные проблемы глобальной экономики и мировой безопасности, достаточно найти общего врага. Оно, конечно, понятно, у страха глаза велики, но хочу напомнить, мир уже проходил нечто подобное, и не единожды. Последним был расстрел редакции «Шарли Эбдо» и всеобщая демонстрация политических лидеров в Париже.

Что изменилось с тех пор? США и Европа признали присоединение Крыма к России, и русский с американцем и общеевропейцем обнялись как братья? Санкции против России и контрсанкции были отменены, и глобальный инвестиционный механизм вновь пришел в действие?

Если же конкретно по последним событиям, то вопросы звучат чуть иначе. Отменяют ли проблемы безопасности Европы проблемы мировой экономики? Каким образом взрывы в Париже меняют (и меняют ли) интересы США, или, например, Китая? Способствуют ли они осуществлению стратегических планов или тормозят их? Что является главным мотиватором действия национального государства: его внутренние проблемы или глобальная повестка?

Взрывы в Париже — это не второй фронт гибридной войны, это отвлекающий маневр. Глобальный терроризм — это обманка, которая переводит реальный конфликт национальных юрисдикций в цивилизационно-религиозный формат, размывает границы интересов и сбивает настройки участников. Проект Исламского государства существует не ради нелегальных поставок нефти на мировой рынок и не на доходы от этих поставок.

Во-первых, ИГ дискредитирует (фактически уже уничтожил) политический ислам, еще недавно составлявший единственную альтернативу Pax Americana, и формирует прочную основу для военного присутствия США в регионе.

Во-вторых, регламентирует протестные настроения и позволяет взять на учет всех радикалов по примеру Аль-Каиды, которая была сконструирована во время войны моджахедов с СССР в Афганистане.

В-третьих, лишает страны Персидского залива шансов на интеграцию на основании общих (ОПЕК) экономических интересов, подогревает конфликт по линии Саудовская Аравия–Иран (сунниты–шииты) - рычаг, который давно и с успехом используется в этих целях.

Есть еще и «в-четвертых» – иранский газопровод, и «в-пятых» – катарский газопровод, и «в-шестых» – турецкий поток, и «в-седьмых» – украинский транзит…

Проблем от Исламского государства столько, что невольно возникает вопрос, почему оно до сих пор существует. Значит, ИГ кому-то нужно. Для кого-то ИГ проблема, а для кого-то способ создания проблем.

Здесь по закону жанра требуется фраза «а тем временем». Так вот, тем временем в Маниле прошел саммит АТЭС, на котором обсуждалась утвержденная ранее, на пекинском саммите, «дорожная карта» по созданию свободной зоны торговли в АТР. Проект этот продвигается Китаем и является альтернативой американскому проекту Транстихоокеанского торгового партнерства (ТТП).

Первый и бесспорный эффект, который уже (сразу) произвели теракты в Париже, состоит в том, что на периферию медийного (публичного) сознания были отброшены саммит в Маниле и подписание соглашения о ТПП. Эти два события по своему влиянию на будущее мира намного превосходят теракты в Париже и их последствия. Именно они формализуют в международных договоренностях реальный мировой раскол, который является причиной глобального кризиса.

Подписание соглашения о ТТП означает старт нового проекта глобализации, в котором нет места для международных структур, обеспечивающих консенсус на уровне национальных правительств, как это было в прежнем варианте глобализации. Таких как ВТО, МВФ и ООН, которая завершает межгосударственную пирамиду отношений.

ТТП устанавливает новый режим решения экономических проблем, в котором транснациональные корпорации уравниваются в правах с национальными государствами на основе защиты прав инвесторов. Иностранные инвесторы получают право судиться с правительствами стран в частных судах, чьи решения обязательны для исполнения.

В теории все правильно – инвестор должен иметь гарантии. А на практике гарантии выводятся за пределы национальных правовых систем. Это ломает всю сложившуюся пирамиду международных отношений. Государство как правоустанавливающий субъект, который в интересах населения регламентирует общественные отношения, ставится в один ряд с пользователями этих регламентов.

Проще говоря, речь идет об установке единого регламента, регулировать который должен единый правоустанавливающий субъект. То есть речь не о свободе торговли и инвестиций, а об их подчинении единым правилам, об установлении контроля над торговыми и инвестиционными связями участников ТТП. Где эти правила будут написаны, вопрос отдельный, но не бином Ньютона.

Барак Обама открытым текстом незадолго до подписания соглашения о ТТП заявил, что писать правила мировой торговли должна Америка, а не Китай. Накануне саммита АТЭС в Маниле, где рассматривался альтернативный ТТП вариант интеграции Азиатско-Тихоокеанского региона на основе межгосударственного консенсуса, США провели артподготовку.

Американский эсминец прошел около островов Спратли, мимо которых проходит около 80% торгового трафика АТР, что вызвало ответную резкую реакцию Китая, который даже предупредил о возможности войны. Уровень напряженности в регионе моментально вырос на порядок, повысив уровень страхов соседних стран перед Китаем.

СМИ широко осветили проход американского эсминца, но мало, кто отметил, что накануне этого «прохода» Пентагон заявил о слежке за своим авианосцем со стороны китайской субмарины в японских территориальных водах, а после «прохода» и резкой реакции Пекина шеф оборонного ведомства США Эштон Картер посетил борт американского авианосца в водах Южно-китайского моря. Иными словами, акция носила не разовый, а системный (осознанный) характер.

США последовательно и неуклонно реализуют свою стратегию, используя все доступные рычаги и возможности. На стороне США не только военно-политическое превосходство, но и, удивительным образом, боевики Исламского государства, создающие пояс неопределенности на всем континенте. Терроризм сбивает Европу, Россию, страны Ближнего Востока и отчасти Китай с перспективных программ развития.

Стоит напомнить, что процессы, которые привели к возникновению Исламского государства, стартовали в 2003 года после свержения Саддама Хусейна. Создание ИГ состоялось после кропотливой работы Пекина по созданию зоны свободной торговли со странами Персидского залива. Работа эта закончилась подписанием главой КНР Ху Цзиньтао и президентом Египта Хосни Мубараком соглашения о создании «Форума сотрудничества Китай – арабские страны», после чего и стартовала «арабская весна».

Но самое главное — на стороне США выступают влиятельные деловые лобби внутри национальных государств, которые сформировались в прежней версии глобализации, реализуемой через долларизацию мировой экономики. Лобби эти желают скорейшего возвращения порядка и сохранения собственных долларовых активов.
©


Tags: Третья мировая война, война в Сирии, новый мировой порядок
Subscribe
promo victor_vos november 27, 09:13 1
Buy for 20 tokens
Сегодня у нас речь пойдет не о срочных новостях и не разъяснениях о различных ЕДВ и прочих пенсионных льготах. Однако, речь все же напрямую пойдет о Пенсионном Фонде России, о пенсионных фонда, да и вообще, о фондах, как таковых. В России практически нереально найти человека довольного своей…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments