victor-vos (victor_vos) wrote,
victor-vos
victor_vos

Category:

Обожествление народа: негритянского – в США; русского – в России

Обожествление народа: негритянского – в США; русского – в России

Новейшая гимнастика в США: вставать на "рукопожатные колени" перед чернокожими ("и мне это, сударь, в наслаждение", как говорил про такую позу Мармеладов). И "моральные колени": табу на любую критику расовых и секс-меньшинств.

Морально-этические табу необходимы в общественном сознании, как, скажем, система аксиом в математической теории. Смена этих табу – одна из главных причин (или следствий?) движения Истории. В разных странах – своя "табу-история", причем в Англии, затем в США она одна из самых развитых в Мире. Сами табу там бывали очень жесткие, вплоть до юридических – вспомним, скажем, "сухой закон" (тех, кто сегодня рискует делать неполиткорректные заявления, можно считать "вербальными бутлегерами").

Другой пример – "викторианская мораль", известная также как "викторианское ханжество". На рубеже XIX-XX веков Англия тоже выступала Мировым Моральным Лидером (хотя в меньшей мере, чем США на рубеже ХХ-XXI), и "викторианская этика", прежде всего в вопросах секса, была довольно широко принята в европейском среднем классе. Психоанализ начался с вскрытия неврозов, вызванных этой этикой. Интересно, будет ли сделан анализ политкорректного двоемыслия и связанных с ним неврозов?

Своя жесткая система социальных табу была и в России XIX – начала ХХ века.

Рабство в США отменили в 1862-1865 гг., крепостное право в России – в 1861-м. В США было много аболиционистов – противников рабства. Сама отмена рабства была достигнута ценой гражданской войны белых против белых (негры не принимали в ней заметного участия). В России все прошло по царскому указу – абсолютно мирно, при полном одобрении подавляющего большинства общества, включая помещиков.

А вот дальше начались различия. После освобождения негров страсти о них стихли. Идея равных гражданских прав, борьба с сегрегацией стала массовой и модной через добрых 90 лет, в 1950-х. В конце XIX – первой половине ХХ века негритянская тема не была особенно важной в культуре и идеологии США.

В России же перед падения крепостного права и особенно после того была массовая крестьянофилия, похожая на современную политкорректность.

В образованном обществе крестьяне, "глубинный народ", "меньшой брат", "серые зипуны" превратились в Священных Коров. Русская литература и критика могли ругать всех – дворян, купцов, чиновников (не могли не ругать!), осторожно – церковь, "намеками" – правительство и даже Самого Царя (в основном из эмиграции). Неприкасаемыми были только крестьяне – носители Высшей Правды, Духовности, Нравственности. Такие во многом полярные мыслители как Толстой и Достоевский были в этом едины. Больше того – к молчаливым крестьянам как к последней Истине и Опоре апеллировали и революционеры, и монархия!

Причины различий понятны. Рабов в США перед освобождением было 4 млн. из 31 млн. населения, крепостных в России – 23 млн. из 80 млн. населения (а в "самой России" без окраин – из 65 млн). Еще важнее, что негры были отделены расовым рвом от американского общества, а крепостные в России были миллионами нитей связаны с "обществом", т.е. с теми, кто задавал сам себе курс, а стране – "проекты".

Крестьян справедливо называли – Народ. Разночинная интеллигенция недавно вышла из народа. Разночинцы вырвались из деревни (отсюда – комплекс вины перед Народом), но считали, что им тесно-душно в сословном государстве. Однако бороться с монархией прямо за свои корпоративно-классовые интересы – такой грубый эгоизм рушит моральную самооценку. То ли дело Высокие отношения, "не корысти ради – а токмо волею пославшей мя жены", т.е. "во имя Народа".

Но к Народу апеллировала и Монархия! Простое, безусловное ощущение своей легитимности размывалось (как-никак ХХ век на носу, "везде в Европах" монархия ограничена конституциями). И монархисты по той же логике, "не корысти ради", старались "наяву видеть" в Царской власти защитника и охранителя Народа, от Бесов, тех самых разночинцев-нигилистов.

Так шумно спорили друг с другом – от имени и во имя Великого Немого Народа – "народовольцы" сверху и снизу, справа и слева. Лишь отдельные диссиденты позволяли себе говорить, что крестьяне всякие бывают, а в целом крестьянство – не больший и не меньший носитель Света и Истины, чем дворянство или купечество. Бунину такое прощали, но писатель чином поменьше за такую ересь был бы сожжен на костре – как сегодня профессор Гарварда за невосторженный образ мысли в отношении негров.

И даже после 1905 г., когда "разбуженный Народ" показал, на что способен – жечь имения, "грабить награбленное" и идти за террористами (эсеры), – дискурс не дрогнул. Сборник "Вехи", где было сказано, что интеллигенция должна благодарить Власть, которая своими нагайками и штыками защищает ее от народа, был, естественно, проклят интеллигенцией. А Царь продолжал верить "в свой Добрый Народ" (скажем, в лице Распутина), считать, что Народ – за Монархию и Славянский Мир, в том числе готов воевать "за сербов, за Веру" против германцев... Ну, а для социал-демократов "избранным" стал Рабочий Класс.

Раз у интеллигенции есть Мессианский комплекс – то нужен "спасаемый ею" и Избранный Народ.



publizist.ru/blogs/112022/36479/-



victor_vos

Tags: #Перспектива, #яостаюсьдома, США, история, общество, оглупление, рабство
Subscribe

Recent Posts from This Journal

promo victor_vos november 27, 09:13 1
Buy for 20 tokens
Сегодня у нас речь пойдет не о срочных новостях и не разъяснениях о различных ЕДВ и прочих пенсионных льготах. Однако, речь все же напрямую пойдет о Пенсионном Фонде России, о пенсионных фонда, да и вообще, о фондах, как таковых. В России практически нереально найти человека довольного своей…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 5 comments