victor-vos (victor_vos) wrote,
victor-vos
victor_vos

Пленный боец украинской армии: «Если б не сдался, из меня сделали бы пушечное мясо»

Оригинал взят у victorvideo в Пленный боец украинской армии: «Если б не сдался, из меня сделали бы пушечное мясо»


Корреспонденты «КП» пообщались с солдатами киевской хунты, сдавшимися и захваченными луганским ополчением.

В СЧАСТЬЕ НА НЕСЧАСТЬЕ

Их пятеро. В сыром подвале, бывшем раньше спортзалом, они смотрятся, будто сбежали в самоволку и попали на гауптвахту. Но они военнопленные, и чем сильнее грохот пушек наверху, тем глубже осознаешь постигшую их катастрофу. Молодые парни, кто в камуфляже, а кто в джинсах и футболке, они счастливы, что живы, и надеются, что так и будет.

Они не хотели этой войны, но она не спрашивала. Рванула за шкирку и потянула на небо. А они словно сами пристегнули себя наручниками к выкрашенным в желтое гирям, чтобы остаться на земле.

Старшему по имени Сергей тридцать три года. Простоватое лицо, смирившийся со всем взгляд. Работал электриком ЖЭКа. Дома, в пригороде Киева, двое детей – девочке два годика, мальчику пять. Отец инвалид, мама после инсульта… Жена ушла, вся семья выживала только за счет него. Но его все равно призвали.



- Пришла одна повестка, потом вторая. Все спустил в унитаз, - рассказывает Сергей.

– А с третьей пришла милиция. Даже времени попрощаться с родными не дали, заломили руки и в машину. Очухался уже в военкомате. Блин, я ж свое отслужил, говорю, два года в стройбате пахал… Но нас успокоили: через месяц отпустим. Сказали, что будем стоять на блокпостах вместе с сотрудниками ГАИ. Подумаешь, машины проверять. Оружие в багажниках искать, документы проверять. Через месяц нас должны были отпустить домой, а на наше место прислать следующую партию. Нас разослали по всей Украине – кого в Черниговскую область, кого в Луганскую. Я сначала в Харьковскую область попал, потом сюда, в Счастье на несчастье.

- Нас, мобилизированных, был целый батальон, - продолжает Сергей. - Больше половины прямо заявили, что не хотят воевать, что хотят домой. Остальные думали точно также, только вслух не говорили, держали это в себе, иногда проговариваясь шепотом. Даже командиры – это ведь были бывшие офицеры, ушедшие в запас. У них семьи, дети и даже внуки. Накой нам эта война, говорили они. А у вас курево есть?

Пять пар глаз смотрели на меня с надеждой. У меня было полторы пачки, я отдал все, Сергей быстро сунул их за пазуху. «Вау», - прозвучало где-то сзади.

- Вас готовили к войне? Проводили учения? – спросил я.

- Поначалу нам постоянно говорили, никто из нас в боевых действиях участвовать не будет. Наша задача – только обеспечивать пропускной режим. Мы жили прямо на блокпосту, видели, как стягивается техника и понимали, что власти собираются развязать настоящую бойню. Местные нацгвардейцев боялись – я сам не видел, но рассказывали, они иногда устраивали настоящие зверства. В одном магазине увидели где-то в углу георгиевскую ленточку, и дали очередь по прилавку, а потом и по продавщице. А у нас с местными отношения хорошие сложились. Мы у них у них даже огороды копали, они нам за это давали поесть. Солдатская пайка, сами понимаете, не очень. Я спрашивал, когда меня отпустят домой. Ведь месяц уже истек. На меня смотрели удивленно, а однажды спросили: «Ты разве не хочешь отдать жизнь за майдан?». Тогда я понял, что из нас сделают пушечное мясо.

- Как вы попали в плен?

- Сел на машину и уехал.

- То есть?

- Несколько дней назад нас сняли с блокпоста, построили и объявили, что скоро бросят в бой. Сказали к утру быть готовым. У Луганска уже грохотала артиллерия, я понял, что жить осталось пару дней – не больше. Ну не умею я убивать людей. И не хочу уметь. Не имеет человек права кого-то убивать. Вон Колек и Савик сидят, они таких же взглядов. И мы как-то не сговариваясь все поняли, отошли в сторону и поймали машину. Нашим сказали, что сгоняем за сигаретами. А сами – в Луганск. Тогда с трудом еще можно было проехать.

- А почему не домой? – спросил я.

- Так там поймают и отправят обратно. А здесь хоть не бросят на верную смерть.



«НУ ИХ К ДЬЯВОЛУ С ИХ НЕЗАЛЕЖНОСТЬЮ»

Колек, о котором говорил Сергей, из Ужгорода. Это Западная Украина – у самой Венгрии. «Микола», - представился он. Но в его взгляде нет намека на националистическую майданную ярость. Я спросил его, как он относился к майдану. «Никак», - сказал он. – Мне было наплевать. Знал бы, чем кончится, как-нибудь, наверное, отнесся бы». Рядом с ним Савик из Черновцов. Он тоже порвал в клочья две повестки. Так сделали все, с кем он позже встретился в казармах. Это не спасло их от фронта.

Еще два пленника - Антон и Слава – другие. Они контрактники. Слава служил уже шестой год, его договор с украинской армией заканчивался и продлевать его… Боже упаси…

- Думал, дослужу как все нормальные люди, - с тоской говорит он. – Но не вышло. В марте часть из под Черкасс перебросили в Черниговскую область. Потом в Сумскую. И сказали, что дембеля не будет. Два месяца простояли в чистом поле, а потом погрузили технику и под Луганск. Мы тоже стояли на блокпостах, тоже ждали ростации, отпусков. О нас словно забыли. Лучше б и вправду забыли. Кто ж знал, что здесь будет война! Настоящая.

Антон, кстати, тоже из Ужгорода. Парень как парень, рассказывает, как его родные и друзья, узнав, куда забросила его лихая, увещевали: «Не лезь в пекло. Ну их к дьяволу с их незалежностью».

В плен контрактники попали не по своей воле. Они поехали на БМП за ранеными, но ополченцы накрыли и их.

- Я даже не понял, что произошло, - рассказывает Слава. – Помню грохот – и все, отключился. Очнулся уже в наручниках, оказывается по нам из гранатомета лупанули. Начал уже прощаться с жизнью. Реально думал, расстреляют прямо на месте. Но нет, привезли сюда. Теперь вот сижу.

- Страшно было? – спрашиваю я.

- Ну а вы как думаете?

- А сейчас…

- И сейчас страшно…

Все пятеро ждут, чтобы их обменяли на взятых в плен ополченцев. Но Киев не торопится – на что ему отработанный материал. Но даже если это случится, что будет с пленниками дальше? Одного, по их словам, уже обменяли. Судьба его неизвестна, но ополченцы намекают, что украинские войска встретили его отнюдь не с распростертыми объятиями.

- Вы же понимаете, что для тех, кто с той стороны, вы дезертир, - спросил я сдавшегося отца двух детей Сергея. – Вас могут расстрелять – такое ведь уже было.

Парень грустно кивнул головой.

- Получается, что так. Но, может, судьба смилуется, и я снова увижу своих детей. А потом… Эх.. Я бы уехал куда-нибудь в Питер. Или нет, в Хабаровск. Главное – подальше отсюда.

Via


Добавить в друзья_2
Tags: Армия, Украина
Subscribe
promo victor_vos ноябрь 27, 09:13 1
Buy for 20 tokens
Сегодня у нас речь пойдет не о срочных новостях и не разъяснениях о различных ЕДВ и прочих пенсионных льготах. Однако, речь все же напрямую пойдет о Пенсионном Фонде России, о пенсионных фонда, да и вообще, о фондах, как таковых. В России практически нереально найти человека довольного своей…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments