victor-vos (victor_vos) wrote,
victor-vos
victor_vos

Лихие девяностые не вернутся: будет хуже


Иллюстрация: Павел Качински
Очереди у пунктов обмена валюты, очереди в магазины за техникой, постоянно обесценивающийся рубль, вернувшиеся ценники в условных единицах, слова «секвестр» и «бартер» – в патриотичные и еще недавно благополучные 10-е ворвалось достаточно явлений из лихих 90-х. Оппозиционер говорит о возвращении проклятого времени, напоминая, впрочем, что тогда хотя бы выборы имелись и свободная пресса, штатный пропагандист и его патриотичный бесплатный помощник рвут на себе рубаху, доказывая, что повторения 90-х не будет, все пройдет мягче и проще, – с нами Путин, Крым и импортозамещение. Повторения действительно не будет, если ситуация ухудшится, она будет тяжелее, чем в 90-е, и дело не только в выборах и свободе слова, но и в вещах вполне материальных.
Пока о 90-х напоминает только нестабильность рубля – задержек с выплатой зарплат и пенсий нет, у кого-то, может быть, даже остались какие-то сбережения. Не начались массовые увольнения, а значит, все относительно неплохо с безработицей, на заводах платят пусть и обесценившимися, но деревянными, а не, в лучшем случае, мукой, а в худшем – чугунными батареями. Может ли такое произойти снова? В принципе, может – увольнений и сокращений ждут все. О таких планах заявили «Газпром» и известный медиахолдинг. Явно меньше будет строек, поубавится количество магазинов – цены на новую технику кусаются, и люди будут до последнего держать старую. Нет магазинов – на улице оказываются продавцы, кассиры и охранники.
Если вслед за долларом потянутся вверх цены на продукты, сводить концы с концами станет трудно большинству россиян. Банки не помогут дешевыми кредитами – нужно будет искать, у кого перехватить до получки. История, знакомая по 90-м, но в то время любая семья имела куда больше возможностей для маневра – денег не было, однако тяжелыми были только траты на продовольствие, чего не скажешь о дне сегодняшнем.
Например, в провинции одна из ощутимых расходных статей практически любой семьи – платежи за коммунальные услуги. За двушку они доходят до 7–8 тысяч рублей при зарплате 15–20 тысяч. Тарифы повышаются регулярно. В 90-е доля «коммуналки» в расходах была не такой большой, да и цены росли не так быстро. Причина, с одной стороны, в еще советской инфраструктуре, которая не успела износиться, с другой – правительство понимало, что дорогое ЖКХ окончательно разорит людей, и влияло на эту сферу. Была и третья сторона – при совсем уж тяжелой ситуации человек мог задерживать платежи и практически не бояться, что его выселят на улицу или опишут последние пожитки за долги. Сейчас такой уверенности у гражданина нет – выселить из квартиры, конечно, непросто, но возможно.
Государство, с одной стороны, сдавалось – помочь ничем особенно не могу, но и в жизнь со своими правилами не лезу. Нечем платить? Живи покамест, не обидим. Поставил ларек? Поторгуй, если сможешь, кушать-то хочется. Провернул серую схему – если попался, пеняй на себя, не пойман – не вор. Барьеров из-за общего хаоса было мало. За безопасность бизнеса, конечно, никто не ручался – в ларьки и роскошные офисы заходили крепкие ребята в кожанках и спортивных штанах и уходили не с пустыми руками. Сейчас для этого существует более цепкий товарищ майор, тоже в некотором смысле представитель государства.
Не было финансовых барьеров для передвижения: транспорт был недорог, хотя МУПы и ГУПы, которые занимались перевозкой пассажиров, регулярно разорялись и банкротились, на их месте возникали предприятия с похожим названием и тем же подвижным составом. Пенсионеров возили бесплатно, школьники и студенты могли купить дешевые проездные, для обычных граждан проездной тоже выходил существенно дешевле, чем ежедневная покупка билетов. Сейчас во многих городах муниципальных перевозчиков не осталось как класса, а те, что остались, отменили льготы для студентов, школьников и пенсионеров, а проездные если не отменены, то особой экономии не дают.
В лихие 90-е сохранялись системы бесплатной медицины и образования. Последнее пока держится, хотя бесплатных кружков становится все меньше, да и программа движется в сторону оплаты обучения. С медициной все намного хуже. Бесплатная помощь, конечно, есть, но получить ее становится все сложнее – очереди, талоны, проблемы с получением дорогих лекарств по рецепту. Это еще одна прибавившаяся расходная строка семейного бюджета. Место в бюджетном учреждении было, с одной стороны, не самым желанным для рискового человека, с другой – для менее решительных оно было в самый раз – зарплаты худо-бедно платились и даже индексировались. Таких должностей в новой реальности становится все меньше – свидетельством тому митинги врачей во многих регионах.
Наконец, одним из главных столпов жизни в провинции 90-х была дача – своя картошка, огурцы, помидоры, яблоки и сливы. Содержать участок было несложно: бутылка водки трактористу из соседнего колхоза, и у тебя есть вода и вспаханное поле. Автобус или электричка до «фазенды» стоит недорого – пожалуйста, становись ближе к земле, никто не мешает. Сейчас электрички в провинции отменяются пачками, автобусы дорожают. Неслучайно дачу уже никто не воспринимает как источник урожая – это место отдыха. Картошку, свеклу, огурцы и помидоры дешевле и проще купить – так говорят даже в районных городах, причем не только говорят, но и бросают относительно далекие от дома участки. Подорожание продуктов вряд ли добавит крестьянского ража – дорогой проезд, выросшие в цене удобрения, семена, свет и вода сделают разницу между выращенными и покупными овощами минимальной.
Большинство из вышеперечисленных благ лихих 90-х – наследие умирающей советской системы. Вернуть их нельзя – все сытые двухтысячные власть боролась с рудиментами СССР в виде бесплатной социалки, дешевых ЖКХ и транспорта. Память об этом между тем остается, а с ней не поборешься. Двухтысячные дали людям кредиты и избыточные рабочие места. Пристроиться мог каждый – охранником, продавцом в сотый магазин сотовых телефонов в небольшом городе. Дали они и уверенность в завтрашнем дне: позавчера было плохо, вчера чуть получше, сегодня ничего так, а завтра заживем. Сейчас в прошлое уходит и первое, и второе, и третье.
Постоянное противопоставление лихих 90-х и благополучного настоящего в таких условиях становится только лишним раздражителем, если дефицитные советские годы смогли стать в сознании жителя разнообразных нулевых четким ориентиром, почему бы не вернуться в жестких условиях сегодняшнего дня ностальгии по вольным 90-м?
Автор – корреспондент издательского дома «КоммерсантЪ»
Via



Tags: экономика России
Subscribe
Buy for 40 tokens
Огромное количество страхов связанно именно с захоронением и переработкой бытовых отходов. Не секрет, что в последнее время это одна из самых тревожных тем. Невыносимый запах и плохая экология вокруг полигонов ТБО серьезно напугали людей. При этом тема со сжиганием мусора тоже не прижилась,…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments