victor-vos (victor_vos) wrote,
victor-vos
victor_vos

Лимонов о Немцове в романе "Дед"

Оригинал взят у rovego в Лимонов о Немцове в романе "Дед"
Прочитал наконец главу в последнем романе Эдуарда Лимонова "Дед" - "Герой буржуазии", посвященную Немцову. Очень точный получился портрет.

При этом Жванецкий внезапно разразился плачем о невинно убиенном герое, которого обожали миллионы. Панегрик Немцову оказался таким неуместным (вся страна уже отскорбела, и стало понятно, что "сакральную жертву" американцы выбрали не ту) и, увы, неумным, что очень похоже на заказуху. Впрочем, винить за нее Жванецкого нельзя. Он никогда не скрывал, что любит деньги. Да и литераторы сейчас мало востребованы, как и сатирики. А здесь - такая возможность заработать.



Выдержки из главы романа Лимонова. Это стоит прочесть. В книге Немцов настоящий, непридуманный. Причем, сам Лимонов - придуманный, а его герои - нет.

"— Здрасьте!— сказал Герой буржуазии и поздоровался со всеми за руку. Из своей кухни через раздаточный проём высунулись чуть ли не по пояс архаровцы, или Kitchen boys: Стасик-Тарантино, Андрей Брут/Закстельский и Серёга-хулиган. Физиономии их изображали робкое блаженство. Бывший настоящий вице-премьер! Каждый уже предвкушал, что расскажет знакомым, когда выйдет. Герой буржуазии подошёл и к ним. И с каждым поздоровался за руку. Буржуи, видимо, считают подобные рукопожатия непременным ритуалом «хождения в народ».

Крупный, высокий, склонный к полноте, обильно загорелый тропическим загаром, с лоснящейся красно-коричневой физиономией (особенно нос), герой буржуазии был типичным экземпляром класса плейбоев. Богатых молодых мужчин, наслаждающихся жизнью. Его не понижал в социальном статусе даже тренировочный спортивный костюм и тюремные стены. Он всё равно выглядел ну роскошно, как цветущий мужчина, лишь склонный к полноте. Дед, начитанный и наблюдательный, стал думать, на что оно похоже. Кого ещё можно вспомнить, лицезрел развитые телеса.

Он похож на разжиревшего в своей усадьбе отставного гусара. Это раз. Ещё, в этой своей махровой особой куртке «олимпийке» (обязательно декольте оставлено, молния дотянута до основания мужских сисек) он похож и на стареющую помещицу. Ещё он похож на героя советских и ельцинских мещан — Остапа Бендера, персонажа романа Ильфа/Петрова, Остапа Бендера, Д’Артаньяна советских мещан.

— Поздно вы к нам,— сказал Дед, пожимая руку Декольтэ. Точнее, скажем, не пожимая, но прижимая.— Что же они вас так долго везли?..
— Семь часов судили, семь часов!— Декольтэ уселся рядом с Яшиным по другую от Деда сторону столов.— Тридцать первого и первого судить отказались… В ОВД сидел вот с Константином Юрьевичем вашим.
Константин, сидевший по одну сторону столов с Дедом, жёлто улыбнулся, ну, поскольку лицо у него было жёлто-зелёное.
— Трусы, поверишь, заставляли демонстрировать, резинку из трусов пытались заставить вынуть. А как же я её выну, она же пристрочена?..
Оглашая все эти неприятные ему воспоминания, Декольтэ всё время улыбался, и его глаза разбрасывали брызги искр (или искры брызг). Дед подумал, что… впрочем, он подумал расистское: негры улыбаются при опасности, евреи тоже?..
— Это они вас помучить решили. Унизить по полной, чтобы вы больше не высовывались,— сказал Дед.— Даже в тюрьме строгого режима внутри лагеря строгого режима не заставляют вынимать резинку из трусов. Вы хоть поняли, что над вами издеваются, желая напугать?
Рэпер Яшин вклинился.
— Борис, что будешь, первое? Второе?
— Только чай.
Произнося своё «только чай», Декольтэ одновременно скосил глаза в миски присутствующих. А между тем блюдо было отменное: перловка с тушёнкой. Тушёнки, правда, было по паре волокон на миску, однако жир тушёнки присутствовал, и запах тоже. Дед уже съел две порции, пользуясь «блатом», на раздаче же сокамерник.
— Зря отказываетесь, Борис, тушёнка в перловке, блюдо отменное и морковка просматривается.
— Мне к вечеру передачу обещали. Жена звонила.
— У Бориса мобильный не изъяли,— пояснил Яшин.
— Привилегированный вы сиделец, Борис,— съязвил Дед,— у нас, простых смертных, мобильники отымают. А вам как бывшему вице-премьеру оставили.
— Какие привилегии!— Немцов надулся.— Вас хотя бы резинку из трусов не заставляли вынимать.
— Это потому что они знают, что я знаю тюремные порядки. А ваши привилегии — конечно же, налицо. Как только вы появились, так еда значительно улучшилась.
— На ужин что там у нас?— обратился Дед к Kitchen boys. Высунувшись из кухни, они слышали разговор.
— Рыба жареная. А на обед завтра рассольник и куриные котлеты!— ответил Брут/Закстельский.
— Во как!— воскликнул Дед.— Куриные котлеты! Рассольник! Спасибо вам, Борис Ефимович!
— Ну, может быть…— Немцов нехотя согласился.
С лестницы через неприметную дверь вошла старуха докторша. Она улыбалась. Медкабинет был расположен от столовой прямо по коридору. В очках и в белом халате, она остановилась за спиной Немцова, лицом к Деду.
— Там по радио сказали, что вам, Борис Ефимович, присудили звание узника совести…
— Кто присудил?— обернулся Немцов к докторше.
— Интернациональная Амнистия. Вам и ещё вот господину Яшину и Константину Кузякину.
— Косякину?— переспросил Яшин.
— Ну да, так как-то.
— Троим?— переспросил Яшин.
— Троим.
Воцарилось молчание.
— Борис Ефимыч!— оторвался от чая жёлтый Костя Косякин.— А почему Amnesty не назвала …арда …иновича узником совести? Апартеид какой-то. Даже меня назвали,— Косякин стеснительно сморщился, он был в прошлой жизни скромный советский человек, угольщик, и Деду было ясно, что Костя честно стесняется свалившегося на него, не прошенного им звания, слишком помпезного на его вкус.
— Да, нехорошо как-то,— вмешался Яшин, до сих пор сидевший, подперев щеку ладонью, локоть на столе.— Уж всем, так всем..?
— Ну не всем,— поморщился Немцов.— А нацики? Им тоже узников совести? Тор ещё куда ни шло.
Дед уже встретил здесь Тора. Владимир на самом деле был Владленом и, конечно же, имя германского бога войны присвоил, видимо, в совсем юные лета. Глава фирмы, занимающейся информацией, с аккуратно подбритой ухоженной бородкой, Тор принадлежал к тому же классу, что и Немцов — буржуй, но менее разбитной и пока ещё не крупный бизнесмен. Но это придёт — подумал Дед. Разовьётся в крупного. Тор спокоен, интеллигентен, связно говорит, с ним предпочитают иметь дело власти, когда хотят говорить с так называемыми «националистами».
— Непорядок, конечно,— Немцов оценивающе вглядывался в лицо Деда,— непорядок, что к нацболам относятся в Amnesty настороженно. Я объясню им, попытаюсь что-нибудь сделать. А то действительно нехорошо получается. Я, Яшин, вот Константин — «узники совести», а Дед с его ребятами между тем имеют заслуги… не меньше нашего…
— Не нужно мне протежировать,— сказал Дед.— И Amnesty не бог весть какая организация, порядком подрастеряли они свою репутацию. Я уж как-нибудь обойдусь…
— Я переговорю, переговорю,— сказал Немцов,— ты, дорогой, не смущайся. Всегда не лишне иметь защиту западной общественности…
— Ты забыл, Борис, что …ард …инович идеологически близок не к западной общественности, а к каким-нибудь Фиделю Кастро или Уго Чавесу,— подхихикнул Яшин.
— Я не в большом восторге от этого хитрого жирного индейца,— сказал Дед.— Я фанат Фиделя Кастро, вот кто Колосс!
— Я часто бываю в Венесуэле,— сказал Немцов.
— У Чавеса?— Дед не удержался от улыбки.
— Ну нет, просто на побережье Венесуэлы отличный сёрфинг, такие мощные волны…— Немцов невинно глядел на Деда…
— Вы только своим сторонникам не говорите об этом.
— А что такого? Я не понял…— Немцов действительно смотрел на Деда так, что стало понятно, не понимает.
— Уверен, что ваши сторонники не могут себе позволить летать на сёрфинг в Венесуэлу.
— Но сёрфинг это же не яхтинг,— воскликнул Немцов, святая простота.
Дед захохотал. Каждое такое путешествие к отличным волнам обходится Немцову в десяток тысяч долларов. Но, святая простота, герой буржуазии не может взять в толк, что его хобби всё равно дорогое удовольствие. Ну да, стоимость доски для сёрфинга уступает в сотни раз или тысячу раз стоимости яхты, но десяток тысяч долларов за одно путешествие в Венесуэлу, в другое полушарие планеты, всё равно накладно для среднего класса, о котором любят распинаться Немцов и его друзья. Не говоря уже о простых смертных.

Вернувшись из столовой в «хату», Дед рассказал только что состоявшийся эпизод Кириллу. «Сёрфинг — это же не яхтинг!» — долго хохотали они.
<...>
— А у Немцова много денег?— Кирилл встал.
— Не столько, сколько у Абрамовича, но достаточно, чтобы летать на surfing в Венесуэлу, когда он захочет.
— А на чём он деньги сделал?
— Начинал как студент-мошенник в антураже Андрея Климентьева в Нижнем Новгороде. По стечению обстоятельств мой приятель адвокат Беляк был защитником Климентьева во время первого его процесса. В то время Немцов был уже молодым губернатором, там, в Нижнем. Так что я много знаю из показаний Климентьева. Немцов учился на физтехе, ну, видимо, денег всегда не хватало, молодой и креативный, он придумал зеркальные очки с особыми линзами, которые позволяли в карточной игре увидеть карты противника. Климентьев в 90-е был, что называется, авторитетным предпринимателем. На суде он рассказывал, что даже покупал галстуки юному Немцову. Так себе и представляю жёлтый галстук лопатой от авторитетного предпринимателя на Немцове. Видимо, эта группа в Нижнем выглядела как, помнишь, был фильм «Однажды в Америке»?
— Хороший фильм, увлекательный,— одобрил Кирилл.
— Возражений нет, увлекательный. Только из тех американских бандитов ни один не стал вице-премьером Соединенных Штатов, а Борис Немцов стал. Это характеризует тот государственный строй, который установился в России после переворота, осуществлённого Ельциным в августе 1991-го. Буржуазия впервые в российской истории; если не считать короткий, с марта по октябрь, период в 1917 году, впервые пришла к власти. Качество пришедших к власти с Ельциным оставляло желать лучшего. Немцов — это криминальная молодёжь.
— Путин вот не криминальная молодёжь, а очень даже «чекистская»,— возразил Кирилл от окна, где он уже, открыв форточку, курил свою первую сигарету.
— Как ты можешь этот сухой дым в себя, натощак,— поморщился Дед.— Ты хоть бы чаю выпил холодного или воды…
— Привычка,— застеснялся Кирилл.
Дед подумал, что в повседневной жизни он, по большей части, избавлен от наблюдения за привычками партийцев, но вот в маленькой тюрьме всё на виду. Вообще-то рослый Кирилл ему нравился. За исключением одной его особенности. Кирилл был профессиональный игрок в карты. У него даже во сне, Дед успел это увидеть, руки ходуном ходили, тасуя несуществующую колоду.
— Так вот, твой якобы чекистский Путин к 1991 году, когда покинул КГБ, был уже сорокалетним лысоватым мужиком, а не молодёжью, и тем более не чекистской. Ты мою книгу «Против Путина» не читал?
— Не приходилось,— скромно сознался Кирилл.
— Выйдешь — прочти. Вокруг Ельцина собрались в конце концов самые неприятные люди России, самые циничные, самые беспринципные. Молодые бандиты и бывшие чекисты. Амбициозный адвокат в области жилищного права Анатолий Собчак и молодые карьеристы-комсомольцы. Что Путин, что Немцов, Кирилл,— оба буржуазные политики. Оба были фаворитами мерзавца Ельцина, расстрелявшего Парламент из танков в центре европейской страны. 173 трупа, Кирилл!
Повезло Путину: воображаемая монета упала «орлом» в его пользу, его выбрал в наследники Ельцин. Если бы «орёл» достался Немцову, то сейчас бы он сидел у страны на шее. И его правление было бы более наглым, проамериканским, крикливым и отвратительным…
Далее Дед рассказал, как Немцов, став губернатором в 1995-м, отдал американской жене своего друга Бориса Бревнова, Гретчен Уилсон, Балахнинский бумажный комбинат за 7 миллионов американских долларов. В то время как годовой доход комбината был тогда 250 миллионов долларов! А, Кирилл, прикинь! А когда в 1997 году в марте Немцов стал заместителем председателя Правительства России, он сделал двадцатисемилетнего Бревнова главой корпорации РАО «ЕЭС России», объединившей все электростанции и электросети…
Кирилл выражал своё отношение к Немцову во время запальчивой речи Деда, надо сказать, самыми примитивными способами, подходил и зло сплёвывал в дальняк, зло тушил сигарету, выглядело это так, как будто он тушил её о голову воображаемого Немцова. Но вдруг спросил:
— Но Немцов помог нам, приходил на Триумфальную в 2010 году, стал приходить?..
Дед подумал, что с последователями всегда так. Что-то они прекрасно понимают, а что-то схватить не умеют.
— Кирилл, это мы помогли ему. Помогли вернуться в политическую жизнь. Каждый раз, когда его «винтят» на Триумфальной, его рейтинг взлетает в поднебесные выси. До Триумфальной его уже забыли, и без Триумфальной забыли бы начисто.
<...>
Дед взялся за Немцова.
— Говорят, Борис, вам телефон оставили. И дочь с женой к вам пустили. По два часа гуляете. Вы у них привилегированный заключённый,— съехидничал Дед.
— Вы тоже.
— У меня телефон забрали.
На самом деле больше у Деда не было аргументов, если честно. Гулять он за час управлялся нормально, надышивался вдоволь. Дед был против свиданий с близкими, в принципе, даже в большой тюрьме, а в этой-то зачем, сидеть-то всего ничего… Но ему хотелось задрать этого жирного Бориса. Дед имел отличный нюх на мерзавцев, и он верил в то, что Борис Ефимович Бендер, уроженец Сочи и бывший губернатор Нижнего и бывший вице-премьер России, именно из этой категории. Он уже совершил ведь первую подлость, точнее вторую, если считать с 31 октября. Немцов пошёл со Старухой на её милицейско-правозащитный митинг.
— Я вас не спросил, когда же вас забрали, 31-го?
— Я же вам объяснил, …ард …инович,— вмешался Яшин.— Борис уже уходил с дочерью. Мы были вместе, якобы ругал матом Владимира Владимировича, переходя Тверскую в районе Триумфальной…
Дед поморщился и выключил себя из разговора. Если бы не условности, Дед бы прямым текстом сказал что-то приблизительно следующее:
— Вы, Борис, скотина! Я бы предпочёл быть союзником с экзотическим и вечно кипятящимся Каспаровым. Правда, выяснилось, что он трус. И с Касьяновым. Они были более надёжны, какие-то остатки порядочности сохранили. Вы же, пройдя через ельцинскую школу, просто вышли оттуда бессовестным и беспринципным. Вы глупы, но коварны, я с вами ещё натерплюсь, Борис! Жаль, что мне не удалось сформировать триумвират Каспаров — Касьянов — Лимонов. В 2008-м, когда я эту меру предлагал, у оппозиции не было никаких других лидеров. Если бы тогда объявили триумвират, персонифицировали оппозицию этими тремя именами, так бы далее всё и пошло. Три лидера.
А теперь я вынужден иметь дало с такими проходимцами, как вы, Борис. В большой клубок к тому же вы спутались уже 31 октября со Старухой Алексеевой и другими персонажами предательства. Вас сплотило предательство в одну кучку. Вечно подающий надежды балабол Володя Рыжков, старый жулик Лёва Пономарев, кто там ещё вихлялся на милицейско-правозащитном митинге? А там ещё прибились новые оппозиционеры: прыщ Роман Доброхотов, «Женя» Чирикова…
— Чёрт знает с кем приходится иметь дело,— подумал Дед, с тоской глядя на Бориса Ефимовича и Яшина. Чем, например, заслужил титул «политика» Илья Яшин? Забрызгал красной краской памятную доску в честь Андропова на здании ФСБ. А ещё, скопировав нацбольскую акцию, повисел на именном мосту с Марией Гайдар и транспарантом. Да, большущий политический капитал.
— Чёрт знает с кем приходится иметь дело. Доброхотов что-то на гитаре на митинге спел…
<...>
После обеда Дед пошёл на прогулку с Немцовым. Дед, воротник бушлата поднят, шапка надвинута чуть не на уши, под бушлат поддеты все имеющиеся в наличии свитера, руки в карманах, резко контрастировал с Немцовым. Выше Деда на голову, парка с меховым воротником распахнута, красная шея и физиономия («Господи, он же в солярий регулярно ходит»,— догадался Дед!) без головного убора. Немцов был яркогуб, как Вакх, и непристоен в этом месте. Они разговаривали, расхаживая во всю длину щели между зданием спецприёмника и забором. Вверху колючая проволока, с острого конца щели нависал многоквартирный высотный дом. «Луны только не хватает,— подумал Дед.— И часового со штыком».
Немцов никогда за решёткой не был, поэтому он взахлёб пересказывал Деду свои новые знания. Причём таким поучающим, что ли, тоном, как будто Дед ничего этого не знал («Вот дурак-то,— подумал Дед»).

А человек все равно был симпатичный Борис Немцов. Хотя и жулик, конечно же.



яндекс12
Tags: Лимонов, Убийство Немцова
Subscribe
promo victor_vos june 19, 07:43 8
Buy for 30 tokens
До чего интересную новость транслируют в последние дни мировые информагентства: "45 миллионов жителей Бразилии вышли на протест против реформы по повышению пенсионного возраста… Протесты охватили порядка 300 городов страны… Имели место марши, перекрытия дорог, частично не…
  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for friends only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments